юридическая фирма
год основания 1999
Безучетное потребление электроэнергии по состоянию на 2021 год - просто о сложном
28.09.2021
Предлагаем Вашему вниманию новейшую статью партнера ЛИГИ ПРАВ Руслана Зефирова о правовом регулировании безучетного потребления электроэнергии по состоянию на 2021 год. Статья является обзорной и содержит многочисленные ссылки на узкотематические публикации. Статья предназначена для потребителей электроэнергии и выполнена в жанре "простыми словами о сложном"  
Тактика защиты потребителя в спорах о бездоговорном потреблении электроэнергии
29.11.2017
Уважаемые посетители сайта, в этой публикации партнер "Лиги Прав" Руслан Зефиров расскажет, что такое бездоговорное потребление электроэнергии, как оно возникает на практике, какие санкции за него предусматривает действующее законодательство, как сетевые компании и поставщики электроэнергии должны доказывать в суде факт, период и объем бездоговорного потребления и какую тактику защиты в спорах о бездоговорном потреблении электроэнергии мы рекомендуем избрать потребителю.
Наши преимущества
  • Все наши специалисты практикуют свыше 20 лет
  • Мы уже помогли более 500 клиентам
  • Гарантия конфиденциальности
  • 98% клиентов рекомендуют нас
Отзывы клиентов

Юрий Пекарев

Я обратился в "ЛИГУ ПРАВ" со сложным судебным спором, уже проигранным в суде первой инстанции, с пропущенным сроком на обжалование решения в суде апелляционной инстанции. Но юристы "ЛИГИ ПРАВ" смогли добиться восстановления срока на обжалование, а главное, им удалось добиться отмены решения о взыскании с моей фирмы 2 миллионов рублей в Девятом арбитражном апелляционном суде. В дальнейшем они помогли защитить решение в мою пользу в арбитражном суде кассационной инстанции. Вступив в спор в неблагоприятный для меня момент, они смогли переломить ситуацию и добиться победы.

Нина Еремина

Пришла в "ЛИГУ ПРАВ" с проигранным судебным спором по бездоговорному потреблению электроэнергии в судах двух инстанций. Надежд было уже мало, но узнала, что они углубленно специализируются в спорах о неучтенном потреблении электроэнергии. В итогу суд кассационной инстанции отменил оба обжалованных судебных решения и направил дело на новое рассмотрение, в ходе которого юристам удалось приобщить к делу необходимые доказательства и достичь благоприятного для меня результата спора.

Все отзывы

Календарь новостей
«  Август  » «  2022  »

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
28.08.2020

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц

Этой статьей Юридическая фирма «ЛИГА ПРАВ» открывает цикл публикаций о различных аспектах практического применения законодательства о банкротстве. Через некоторое время мы опубликуем статьи, предназначенные как для контролирующих должника лиц (тактика защиты в спорах о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц), так и для кредиторов (тактика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности). 

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц подразумевает возникновение дополнительных (сопутствующих обязательству самого должника) обязательств у ряда лиц, имеющих отношение к деятельности должника, которые в случае вынесения арбитражным судом решения о привлечении их к ответственности отвечают всеми денежными средствами и иным своим имуществом по непогашенной компанией - должником сумме кредиторской задолженности. 

Законодательно закрепленная возможность привлечения к субсидиарной ответственности руководителей, главных бухгалтеров компаний – банкротов, а также лиц «стоящих в тени», но реально осуществляющих руководство такими фирмами, бенефициаров таких компаний, является одним из важнейших вопросов из всего комплекса, связанного с обширной, активно развивающейся отраслью российского права – законодательства о банкротстве. 

Основы нормативного регулирования 

Действующая редакция Федерального закона Российской Федерации от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту — «Закон о банкротстве») устанавливает порядок привлечения руководителя должника и иных контролирующих лиц к следующим видам ответственности при банкротстве:  

1. Субсидиарная ответственность за невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве); 

2. Субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления о банкротстве должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве);  

3. Ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) (ст. 61.13 Закона о банкротстве); 

4. Ответственность за убытки, причиненные должнику, по основаниям, предусмотренным корпоративным законодательством (ст. 61.20 Закона о банкротстве). 

Критерии контролирующего должника лица 

При этом для признания конкретного лица контролирующим должника лицом в п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве установлены следующие формальные критерии:  

1. Занятие лицом должности руководителя должника или управляющей организации должника, должности в исполнительном органе должника, ликвидатора должника либо члена ликвидационной комиссии должника; 

2. Наличие у лица права самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо права назначать (избирать) руководителя должника; 

3. Извлечение выгоды из незаконного или недобросовестного поведения лиц, уполномоченных выступать от имени должника, членов коллегиальных органов должника и лиц, определяющих действия должника; 

Вместе с тем п. 5 ст. 61.10 содержит также указание на иных лиц, которые не подпадают под указанные формальные критерии, в частности, могут и не извлекать выгоды из незаконного поведения контролируемых лиц, но при определенных обстоятельствах также могут быть отнесены судом к категории лиц, контролирующих должника: «Арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника лицом по иным основаниям». 

Понятный интерес кредиторов к привлечению к ответственности контролирующих должника лиц (далее – «КДЛ»), а также порой весьма жаркие дискуссии правоведов о том каким образом и на основании каких доказательств лицо может быть признано контролирующим, споры о применимых на практике и допустимых с позиции закона способах добиться получения долгов от КДЛ, часто всеми способами старающихся уйти от ответственности и доказать в суде свою непричастность к деятельности компании — банкрота, только подтверждают уверенность участников оборота в том, что эта тема и впредь будет оставаться актуальной. Ведь весь институт законодательства о банкротстве состоит из правовых норм, ставящих перед собой задачу охватить регулированием правовые отношения в условиях, когда кредиторам понятно, что имущества должника «на всех не хватит» и надо пытаться изыскать способы распределения его остатков между всеми или хотя бы большинством кредиторов. Поэтому законодательство о банкротстве нуждается в постоянном совершенствовании в целях максимального обеспечения удовлетворения интересов всех заинтересованных лиц исходя из заложенного в гражданском праве принципа справедливости, а также идеи поддержания стабильности оборота и укрепления доверия к правовым институтам в обществе. 

Краткий исторический очерк законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности 

Институт банкротства и возможность привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц были знакомы уже российскому дореволюционному законодательству и обсуждались в работах известных правоведов конца 19-го — начала 20-го веков. Однако, для права современной России, понятие «банкротство» является относительно молодым, его первое упоминание в законодательстве датировано 1992 годом, когда был принят в настоящее время уже утративший силу Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19.11.1992 № 3929-1.  

С 2002 года стало возможно привлечение к гражданской ответственности руководителей должников при условии успешного доказательства умысла в их действиях, что на практике оказывалось почти невозможным и вынуждало кредиторов использовать нормы уголовного права для возврата своих денежных средств. Время и результаты длительных судебных споров показали, что реализация стратегий, основанных на использовании уголовного законодательства для достижения гражданско-правовых целей, редко приводит к желаемым результатам в виде хотя бы частичного возврата активов заинтересованным кредиторам. Первые подвижки в законодательстве в части привлечения руководителей должников к субсидиарной ответственности начались с 2008 года, когда статья 10 действовавшей в то время редакции Закона о банкротстве была существенно расширена, были добавлены новые основания ответственности, после чего на протяжении вот уже двенадцати лет законодатель идет по пути неизменного ужесточения правил ответственности КДЛ. 

Нормативное регулирование на современном этапе 

Начиная с 2009 года часть бремени доказывания отсутствия контроля должника законодательно стала возлагаться на ответчиков, а более значительные изменения Закона о банкротстве в этом направлении произошли в 2011 году. Такие изменения позволили с 2013 года сформировать практику привлечения к субсидиарной ответственности «теневых» руководителей, то есть тех, кто, формально не занимая должности в органах управления должников, влияет на принятие решений должниками и получает финансовую выгоду от их деятельности. Справочно стоит отметить, что в зарубежном законодательстве в отношении подобных лиц используется устоявшийся термин «лицо, сокрытое под корпоративной вуалью», а правовой механизм привлечения таких лиц к ответственности именуется «снятием корпоративной вуали» (Великобритания) или «пронизывающая ответственность» (Германия).  

Самые значительные за последние годы изменения законодательства о банкротстве, касающиеся вопросов ответственности КДЛ, были произведены в 2016-2017 годах, что выразилось в трех основных актах, принятых законодателем: 

- Федерального закона от 29.07.2017 года № 266-ФЗ, который ввел в Закон о банкротстве новую главу о субсидиарной ответственности; 

- Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 53 от 21.12.2017 года, разъясняющее эту главу; 
- Письма ФНС России от 16.08.2017 года, также разъясняющее эту главу. 

На основании анализа указанных трех документов, можно констатировать, что с 2017 года в законодательстве больше не действует принцип ограничения круга лиц, подлежащих субсидиарной ответственности при банкротстве должника и практически любое лицо, имеющее отношение к деятельности должника, при должной степени доказательств может быть признано контролирующим

Основной причиной столь радикальных изменений законодательства стала неэффективность процедуры банкротства в России, так как по данным из различных источников в периоды, предшествующие изменениям 2017 года, результатами судебных процессов о банкротстве было удовлетворение только от 2 до 5 процентов заявленных требований, а примерно 3 из 4 кредиторов не могли рассчитывать ни на какую сумму из конкурсной массы должника. 

Вместе с тем, в настоящее время, исходя из актуальных данных статистики, размещенных на официальном сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве, можно констатировать, что количество ежегодно подаваемых заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности по сравнению с аналогичными временными периодами до 2017 года, увеличилось примерно в два раза, а количество удовлетворенных заявлений из их числа увеличилось примерно в пять раз. Это говорит о том, что институт субсидиарной ответственности из некой «процессуальной экзотики», когда участники оборота могли наблюдать лишь редкие судебные процессы по банкротству и еще более редкие процессы по привлечению к субсидиарной ответственности, постепенно превращается во вполне действующий инструмент в руках кредиторов. Сегодня можно говорить о том, что уже практически каждый второй кредитор в делах о банкротстве пытается привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и тем самым пополнить конкурсную массу. 

Однако, учитывая все изложенное выше, мы, как юристы с многолетним стажем, советуем всем кредиторам, ставящим перед собой задачу найти способы и реализовать на практике свое право на привлечение к ответственности КДЛ, не забывать об установленной законом опровержимости презумпции признания лица контролирующим, а равным образом и опровержимости презумпции вины КДЛ, установленной п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, чем обязательно будут пользоваться ваши процессуальные оппоненты, всячески стремясь доказать в суде свою непричастность к деятельности должника в целом и принятию конкретных решений, приведших к банкротству должника, в частности. 

Актуальное из нашей практики 

В качестве примера предлагаем вашему вниманию краткий обзор судебного процесса, проходившего с участием юристов фирмы «Лига Прав» в арбитражных судах трех инстанций, по итогам которого Арбитражный суд Московского округа постановлением от 02 июня 2020 года оставил в силе два судебных акта нижестоящих инстанций и привлек к субсидиарной ответственности заявленных конкурсным управляющим лиц (дело №А40-74624/17). 

Первоначально, при изучении документации должника арбитражным управляющим были выявлены признаки, определенно указывавшие на то, что деятельность должника на протяжении последних нескольких лет находилась под контролем группы лиц, формально не занимавших руководящих должностей в компании (компания несколько лет осуществляла деятельность в сфере авиационных перевозок пассажиров). Таким образом, в рассматриваемом случае перед юристами фирмы «Лига Прав» стояла первичная задача определить круг лиц, оказывавших существенное влияние на принятие решений как внутри компании и в отношениях компании с партнерами по бизнесу, а затем сформировать и представить суду совокупность доказательств, подтверждающих влияние предполагаемых контролирующих лиц на финансово-хозяйственную деятельность должника. Предстояло привлечь к ответственности виновных лиц сразу по двум нарушениям: неисполнение установленной законом обязанности по подаче заявления о банкротстве (ст. 61.12 Закона о банкротстве) и неисполнение обязанности, установленной в п. 2 ст. 126 и п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве, по передаче конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации должника. 

Как это, увы, нередко выясняется в подобных делах, контролирующие лица предприняли многочисленные попытки скрыть свое влияние на деятельность должника, в том числе, путем назначения себя на должности, формально не связанные с принятием ключевых решений, а также посредством частой смены номинальных руководителей компании в период появления первых признаков банкротства (проведенный временным управляющим анализ бухгалтерской документации выявил, что совокупный размер обязательств компании несколько лет подряд превышал стоимость ее активов). Кроме того, судом было установлено, что в компании на протяжении ряда лет фактическое руководство осуществлялось не ее акционерами, а их ближайшими родственниками. Наши процессуальные оппоненты, оспаривая заявленные требования, привели массу аргументов в пользу своей непричастности к принятию решений в компании, в том числе, такие, как отсутствие приказов о их назначении на руководящие должности в компании, а также отсутствие сведений о них в сведениях о компании – должнике, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц. 

Однако, несмотря на все попытки противодействия со стороны оппонентов, юристами фирмы «Лига Прав» было собрано достаточное количество документальных доказательств, включающих в себя, такие внутренние документы компании, как протоколы совещаний руководящих должностных лиц, служебные записки, заявки на получение кредитов, письменные гарантии и прочие документы, содержащие визы, письменные распоряжения и приказы формальным руководителям компании со стороны граждан, осуществлявших фактическое руководство компанией. Представленные доказательства были всесторонне проанализированы судами и стали убедительным аргументом, доказавшим суду причастность ряда граждан к деятельности должника, а, следовательно, и их ответственность за неисполнение обязанности по своевременной подаче заявления о банкротстве компании. 

Также юристы фирмы «Лига Прав» собрали доказательств в виде свидетельских показаний и письменных пояснений кредиторов должника чем смогли убедить арбитражный суд в виновности одного из бывших фактических руководителей должника, так как он не исполнил установленную законом обязанность по передаче конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации, что не позволило своевременно проверить достоверность сведений, отраженных в бухгалтерском балансе, проанализировать совершенные должником сделки, воспрепятствовало формированию конкурсной массы и привело к невозможности удовлетворения требований кредиторов. Таким образом в указанном споре юристами фирмы «Лига Прав» была собрана и представлена суду обширная доказательная база, благодаря чему три судебные инстанции установили факт принятия существенных для финансово-хозяйственной деятельности должника решений при активном участии граждан, долгое время пытавшихся, но все же в результате не сумевших избежать субсидиарной ответственности по долгам обанкротившейся авиационной компании.  

В другом арбитражном деле – № А41-19050/2017 юристы «ЛИГИ ПРАВ» выступали на стороне бывшего генерального директора должника, привлекаемого арбитражным управляющим к субсидиарной ответственности и добились того, что все три судебные инстанции отказали управляющему в удовлетворении его заявления. 

Спецификой данного дела являлось то, что арбитражный управляющий пытался доказать, что неправомерными действиями бывшего генерального директора по заключению договора генерального подряда должнику был причинен вред, приведший к банкротству общества, а также то что генеральный директор не передал управляющему документы должника, что повлекло за собой невозможность формирования конкурсной массы должника и, как следствие, полного погашения требований кредиторов. 

Юристы «ЛИГИ ПРАВ» сформировали позицию доверителя-бывшего генерального директора должника, которая сводилась к следующему. Неправомерные действия (бездействие) контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой-однодневкой" и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д. 

Поскольку деятельность юридического лица опосредуется множеством сделок и иных операций, по общему правилу, не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя инициированная контролирующим лицом сделка (операция), которая привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения - появлению признаков объективного банкротства. Суду надлежит исследовать совокупность сделок и других операций, совершенных под влиянием контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц), способствовавших возникновению кризисной ситуации, ее развитию и переходу в стадию объективного банкротства. Поскольку такая совокупность сделок и других операций не доказана арбитражным управляющим, основания для привлечения бывшего генерального директора должника, заключившего договор генерального подряда, отсутствуют. Кроме того, само по себе неисполнение договорных обязательств не является основанием для возложения субсидиарной ответственности. 

Относительно не передачи арбитражному управляющему документов необходимо иметь в виду следующее. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности, исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (п. 1 ст. 401 ГК РФ). При наличии документов должника руководитель не может быть привлечен к субсидиарной ответственности за их отсутствие, а при непередаче этих документов арбитражному управляющему вопрос рассматривается в ином порядке: в случае отказа или уклонения руководителя должника от передачи соответствующих документов арбитражному управляющему он вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об их истребовании. 

Суды всех трех инстанций согласились с позицией юристов «ЛИГИ ПРАВ» и в привлечении к субсидиарной ответственности бывшего генерального директора должника – доверителя «ЛИГИ ПРАВ» было отказано. В то же время к ответственности было привлечено иное лицо – другой генеральный директор должника, защиту которого осуществляли юристы другой юридической компании (смотреть Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21.06.2019 по делу № А41-19050/2017 г.) 
__________________________________________________________________________________________ Если Вы являетесь кредитором или должником в деле о банкротстве и столкнулись с вопросом привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, то Вам предстоит решать большую и сложную задачу. В этой ситуации целесообразно обратиться за советом к тем, кто обладает большим опытом практического ведения подобных дел. Партнер юридической фирмы «ЛИГА ПРАВ» Садоха Алексей Михайлович возглавляет практику банкротства и является арбитражным управляющим. Под его руководством действует слаженная команда опытных юристов, аудиторов, бухгалтеров, оценщиков, других специалистов. Вы смело можете ставить перед нами самые сложные задачи. «ЛИГА ПРАВ» работает в Москве и в регионах.

Как мы работаем
Вы оставляете заявку по телефону, e-mail или на сайте
Мы проводим для Вас первичную консультацию по телефону или в офисе
Мы с Вами заключаем договор на оказание юридических услуг
Мы представляем Ваши интересы при разрешении споров и в суде
Вы получаете положительный результат