юридическая фирма
год основания 1999
Безучетное потребление электроэнергии по состоянию на 2021 год - просто о сложном
28.09.2021
Предлагаем Вашему вниманию новейшую статью партнера ЛИГИ ПРАВ Руслана Зефирова о правовом регулировании безучетного потребления электроэнергии по состоянию на 2021 год. Статья является обзорной и содержит многочисленные ссылки на узкотематические публикации. Статья предназначена для потребителей электроэнергии и выполнена в жанре "простыми словами о сложном"  
Тактика защиты потребителя в спорах о бездоговорном потреблении электроэнергии
29.11.2017
Уважаемые посетители сайта, в этой публикации партнер "Лиги Прав" Руслан Зефиров расскажет, что такое бездоговорное потребление электроэнергии, как оно возникает на практике, какие санкции за него предусматривает действующее законодательство, как сетевые компании и поставщики электроэнергии должны доказывать в суде факт, период и объем бездоговорного потребления и какую тактику защиты в спорах о бездоговорном потреблении электроэнергии мы рекомендуем избрать потребителю.
Наши преимущества
  • Все наши специалисты практикуют свыше 20 лет
  • Мы уже помогли более 500 клиентам
  • Гарантия конфиденциальности
  • 98% клиентов рекомендуют нас
Отзывы клиентов

Юрий Пекарев

Я обратился в "ЛИГУ ПРАВ" со сложным судебным спором, уже проигранным в суде первой инстанции, с пропущенным сроком на обжалование решения в суде апелляционной инстанции. Но юристы "ЛИГИ ПРАВ" смогли добиться восстановления срока на обжалование, а главное, им удалось добиться отмены решения о взыскании с моей фирмы 2 миллионов рублей в Девятом арбитражном апелляционном суде. В дальнейшем они помогли защитить решение в мою пользу в арбитражном суде кассационной инстанции. Вступив в спор в неблагоприятный для меня момент, они смогли переломить ситуацию и добиться победы.

Нина Еремина

Пришла в "ЛИГУ ПРАВ" с проигранным судебным спором по бездоговорному потреблению электроэнергии в судах двух инстанций. Надежд было уже мало, но узнала, что они углубленно специализируются в спорах о неучтенном потреблении электроэнергии. В итогу суд кассационной инстанции отменил оба обжалованных судебных решения и направил дело на новое рассмотрение, в ходе которого юристам удалось приобщить к делу необходимые доказательства и достичь благоприятного для меня результата спора.

Все отзывы

Календарь новостей
«  Август  » «  2022  »

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
14.12.2020

Практический опыт защиты контролирующих должника лиц при привлечении к субсидиарной ответственности

В сентябре 2020 года на нашем сайте была опубликована вторая по счету статья из цикла публикаций, посвященных различным практическим аспектам субсидиарной ответственности при проведении процедур банкротства.  

Предлагаем Вашему вниманию очередную, уже третью публикацию из нашего ознакомительного цикла «Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц, особенности ведения процесса и сбора доказательств». Данная статья по своей направленности отличается от предыдущей, тем, что в ней мы на конкретном примере ознакомим читателей с некоторыми важными особенностями судебного представительства и связанного с ним построения стратегии защиты интересов контролирующих должника лиц в обособленных спорах о привлечении к субсидиарной ответственности.  Поиск убедительной аргументации и сбор доказательств в целях убедить суд отказать в требовании о привлечении лица к субсидиарной ответственности также имеет свои особенности, как и рассмотренный в предыдущей статье поиск аргументов и сбор доказательств с обратной целью — привлечь контролирующее должника лицо к субсидиарной ответственности.

В этой статье на примере конкретного арбитражного спора (дело № А41-19050/17, далее - "Дело") мы сделали краткий анализ некоторых ошибок в действиях руководителей (директор, генеральный директор, президент) организаций, находящихся на грани банкротства, которые указанные лица совершают при увольнении с руководящих должностей. В нашем примере речь идет о бывшем генеральном директоре общества с ограниченной ответственностью, считавшим себя уволенным с занимаемой ранее должности, но не сделавшего всех необходимых и достаточных с позиции законодательства действий для исключения риска быть в будущем привлеченным к субсидиарной ответственности по обязательствам общества.

В рассматриваемом обособленном споре, прошедшем три инстанции арбитражных судов, имеющий статус арбитражного управляющего партнер фирмы ООО «Лига Прав» Алексей Садоха представлял интересы одного из бывших руководителей ООО «У...» -  генерального директора П., уволившегося с должности за восемь месяцев до даты возбуждения дела о банкротстве общества.

Конкурсный управляющий ООО «У...» - гражданин Ц. в рамках дела о банкротстве  ООО «У...» инициировал судебное разбирательство по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности двух бывших генеральных директоров должника: гражданина П., занимавшего указанную должность в период с 01.01.2013 года по 27.07.2016 года и гражданку Т., занимавшую эту должность в период с 27.07.2016 года по 08.09.2017 года,  то есть до момента утверждения судом кандидатуры конкурсного управляющего.  Управляющий просил суд взыскать с П. и Т. солидарно сумму непогашенных реестровых требований кредиторов ООО «У...» в размере более 13 миллионов рублей.

Следует отметить, что на протяжении всего судебного разбирательства основной кредитор должника — Отрытое акционерное общество «Е...» активно поддерживал требования конкурсного управляющего, в частности, посредством своих представителей участвовал во всех судебных заседаниях, неоднократно предоставлял суду письменные ходатайства и иные процессуальные документы в поддержку заявленных управляющим требований о привлечении граждан П. и Т. к субсидиарной ответственности.

В обоснование требований к Т., арбитражный управляющий указал на неисполнение действующим генеральным директором ООО «У...» установленной частью 2 статьи 126 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве) обязанности по передаче ему документации о деятельности общества, что вызвало затруднения в проведении процедуры банкротства, а также на неисполнения руководителем должника обязанности по подаче в суд заявления о признании должника банкротом, установленной частью 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Анализ имеющейся в открытых источниках судебной практики по схожим делам показывает, что, привлекая руководителей организаций-банкротов к субсидиарной ответственности за не передачу ими конкурсным управляющим документов должников, арбитражные суды при этом отмечают в судебных актах, что такая обязанность руководителя установлена законодателем в целях защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга.

До 29 июля 2017 года нормы о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности за несвоевременную передачу управляющему документации и имущества должника содержались в статье 10 Закона о банкротстве, которая согласно Федеральному закону от 29 июля 2017 года № 266-ФЗ утратила силу с 30 июля 2017 года. С этой же даты Закон о банкротстве дополнен главой III.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Положения указанной статьи соотносятся с нормами об ответственности руководителя фирмы-банкрота за неудовлетворительную организацию ведения бухгалтерского учета и хранения учетных документов. (пункт 2 части 1 статьи 61.11, часть 3.2 статьи 64 Закона о банкротстве).

В анализируемом судебном разбирательства существенное влияние на мнение судей, согласившихся с доводами конкурсного управляющего в отношении гражданки Т. и привлекших ее к субсидиарной ответственности, оказал факт неоднократности нарушений требований закона со стороны руководителя ООО «У...». Так, впервые раз суд обязал генерального директора в течение пятнадцати дней с момента принятия определения от 03.05.2017 года передать управляющему ООО «У...» (на тот момент имевшего статус временного, а не конкурсного управляющего) копии всей бухгалтерской и иной документации о хозяйственной деятельности должника за период в три последних года с целью проведения финансового анализа его деятельности. Такая же обязанность по передаче подлинной документации и материальных ценностей должника была возложена на генерального директора решением суда от 08.09.2017 года об открытии конкурсного производства. Кроме того, согласно определению суда от 24.10.2018 года генеральный директор также был обязан исполнить требование суда о передаче конкурсному управляющему двух автомобилей, являющихся движимым имуществом ООО «У...» согласно данных бухгалтерской отчетности. Однако, гражданка Т. проигнорировала как судебные требования, так и все запросы конкурсного управляющего.

Вместе с тем, находясь в процессуальном статусе ответчика, Т., в обоснование отстаиваемой ею позиции о незаконности привлечения ее к субсидиарной ответственности, пояснила суду, что обязанности по передаче документации и ценностей должника к моменту открытия конкурсного производства в сентябре 2017 года лично к ней якобы уже не имели отношения, в связи с тем, что с октября 2016 года она уже фактически не являлась руководителем ООО «У..». Согласно представленным Т. в суд письменным объяснениям вся документация о деятельности ООО «У..» была ею оставлена в помещениях, занимаемых обществом.

Действительно, в процессе судебного разбирательства было установлено, что гражданка Т. в сентябре-октябре 2016 года совершила ряд действий, свидетельствующих о ее намерении расторгнуть трудовой договор и зафиксировать в решении общего собрания участников ООО «У...» факт прекращения своих полномочий. Так в сентябре 2016 года Т. направила всем участникам ООО «У...» заказные письма с сообщением о своем увольнении с занимаемой должности, а также с требованием о созыве внеочередного общего собрания участников общества в повестку которого включены вопросы о ее освобождении от занимаемой должности и о назначении нового генерального директора ООО «У...».

Однако, после отправки участникам ООО «У..» указанных писем, которые остались без ответов со стороны адресатов, гражданка Т. в дальнейшем больше уже не предпринимала никаких действий с целью защиты своих интересов. Результатом данного бездействия Т. явилось то, что все три судебные инстанции признали вышеуказанные аргументы Т. неубедительными и привлекли её к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Давая оценку действиям Т. на посту генерального директора ООО «У...» и аргументируя принятое решение Арбитражный суд Московской области в определении от 19 декабря 2018 года отметил следующее: «(доводы ответчика) являются избранной позицией с целью ухода от ответственности», а также «Фактическое прекращение директором трудовых отношений не освобождает руководителя от передачи документации и материальных ценностей общества вновь избранному руководителю либо участникам общества, обеспечения их сохранности до момента передачи», «Недоступную независимым участникам оборота информацию, посредством которой были установлены фактический руководитель и (или) имущество должника для удовлетворения требований кредиторов (п. 9 ст. 61.11 Закона о банкротстве), ответчица не раскрыла».

Кроме того суды учли также то обстоятельство, что согласно сведениям из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) гражданка Т. оставалась единственным лицом, имеющим право действовать без доверенности от имени ООО «У...» вплоть до момента утверждения судом кандидатуры временного управляющего, то есть фактически последним руководителем организации — банкрота.

Полагаем, что здесь следует пояснить, что согласно статье 280 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ) руководитель организации имеет право досрочно расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя (собственника имущества организации, его представителя) в письменной форме не позднее чем за один месяц. Трудовое законодательство при этом не обязывает руководителя дожидаться получения согласия учредителей организации на свое увольнение с занимаемой должности, так как статьей 2 ТК РФ закреплен принцип запрета принудительного труда. Как отметил Верховный Суд Российской Федерации в пункте 27 Постановления Пленума № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»: «Учитывая право директора расторгнуть трудовой договор в любое время, бездействие участников является ничем иным, как злоупотреблением правом».

Следовательно, в любом случае, трудовые отношения между директором организации и его работодателем прекращаются по истечении срока предупреждения при условии уведомления работодателя о расторжении трудового договора.  Кроме того, согласно пункту 45 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей (утверждены постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 № 225) директор вправе также самостоятельно или через работника, назначенного приказом по организации ответственным за ведение, хранение, учет и выдачу трудовых книжек, внести в свою трудовую книжку запись об увольнении.

Иной взгляд на указанную проблему содержится в корпоративном законодательстве, которое требует, чтобы решение об освобождении генерального директора от занимаемой должности было принято общим собранием учредителей организации. Вместе с тем норма, содержащаяся в пункте 1 статьи 36 Федерального закона от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об ООО), обязывает любое лицо (в том числе и директора ООО), созывающие общее собрание участников общества, уведомить об этом каждого участника в срок, не позднее чем за тридцать дней до дня его проведения. При этом уведомление направляется заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества.

Таким образом, данная норма Закона об ООО соотносится по сроку с упомянутыми выше положениями статьи 280 ТК РФ, которые дают право руководителю организации досрочно расторгнуть трудовой договор при условии предупреждения работодателя о своем увольнении не позднее чем за один месяц.

Возвращаясь к анализу ошибок в действиях гражданки Т., ставших причиной привлечения её к субсидиарной ответственности, а также подводя промежуточный итог изложенному выше, мы рекомендуем руководителям организаций, для минимизации рисков быть впоследствии привлеченными к субсидиарной ответственности, при расторжении трудового договора предпринимать следующие действия:

1. В случае бездействия участников организации после получения ими от руководителя организации уведомлений о проведении общего собрания (в повестку которого включены вопросы об освобождении от занимаемой должности действующего и назначении нового руководителя юридического лица), руководителю рекомендуется добиваться защиты своих прав в судебном порядке. Если в установленный законом срок решение о проведении общего собрания либо об отказе в его созыве не принято, директор имеет право обратиться в арбитражный суд с требованиями к участникам организации о созыве собрания, прекращения полномочий своих полномочий в качестве руководителя организации и избрания ее нового руководителя.

2. После принятия общим собранием решения о назначении нового руководителя организации, прекратившему трудовые отношения с организацией директору необходимо по акту приема-передачи передать новому руководителю всю бухгалтерскую и иную документацию, а также материальные ценности организации.

Несмотря на то, что обязанность прекратившего трудовые отношения с организацией директора передать документы новому руководителю не установлена на уровне общеотраслевых федеральных нормативных актов, указание на данную обязанность в отношении  документов бухгалтерского учета содержится в пункте 4 статьи 29 Федерального закона от 6 декабря 2011 года № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», согласно которому  порядок передачи документов бухгалтерского учета должен определяться организацией самостоятельно в локальных актах.

Таким образом, на случай запроса судом доказательств передачи документации и материальных ценностей организации вновь избранному руководителю, уволившемуся директору желательно иметь в своем распоряжении подлинный экземпляр подписанного обоими сторонами акта приема-передачи документации и материальных ценностей организации.

3. Директору, прекратившему трудовые отношения с организацией, необходимо учитывать, что факт избрания или назначения лица на должность руководителя организации приобретает значение для третьих лиц с только момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, в связи с чем уволенному руководителю, рекомендуется отслеживать в ЕГРЮЛ информацию о себе как о лице, имеющим право действовать без доверенности от имени юридического лица.  При этом бывшему руководителю необходимо учитывать, что так как согласно пунктам 1 и 5 статьи 5 Федерального закона № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» обязанность по уведомлению налогового органа об изменении сведений о единоличном исполнительном органе, содержащихся в ЕГРЮЛ, возложена на юридическое лицо, то с даты увольнения руководитель утрачивает право действовать от имени юридического без доверенности (в том числе подавать заявления в налоговый орган). Лица, имеющие право подавать заявление на государственную регистрацию, указаны в пункте 1.3 статьи 9 Закона № 129-ФЗ. Кроме того, сама форма заявления не предполагает уведомления о прекращении полномочий конкретного физического лица в качестве руководителя организации, поскольку содержащиеся в заявлении сведения только к вновь избранному на должность руководителя организации лицу. Представление же документа, не соответствующего утвержденной форме, является основанием для отказа в государственной регистрации (пункт 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ).

Таким образом, у уволенного с должности бывшего директора отсутствует возможность обеспечить внесение в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении своих полномочий. Сведения об уволенном директоре как о единоличном исполнительном органе организации будут содержаться в реестре до момента внесения юридическим лицом сведений о вновь избранном руководителе.

Вместе с тем, в случае такого нарушения прав со стороны бывшего работодателя в отношении гражданина, прекратившего трудовые отношения с организацией, ему рекомендуется воспользоваться предусмотренным законодательством  порядком исправления недостоверных сведений, содержащихся в реестре, подав в налоговый орган заявление физического лица о недостоверности сведений о нём в Едином государственном реестре юридических лиц по форме № Р34001, утвержденной приказом ФНС России от 11 февраля 2016 года № ММВ-7-14/72@.

Возвращаясь к описанию судебного процесса по Делу, отметим, что конкурсный управляющий просил суд привлечь к субсидиарной ответственности за неисполнение установленной законом обязанности по передаче ему отчетности и иных документов должника также и ответчика П. Однако, представитель П. оспорил данное заявление и представил при этом суду доказательства отсутствия данной обязанности у П., а именно:

- протокол решения участников ООО «У...» от 27.07.2016 года об увольнении П. с должности генерального директора общества;

- выписку из ЕГРЮЛ содержащую запись от 27.07.2016 года № …, сделанную Инспекцией ФНС по городу Солнечногорску Московской области о том, что физическим лицом, имеющим право действовать от имени ООО «У...» без доверенности является гражданка Т.;

-  акт приема-передачи дел от предыдущего директора ООО «У...» - гражданина П. вновь избранному директору — гражданке Т., согласно которому Т. были получены документы (в том числе отчетность общества и первичные бухгалтерские документы), материальные ценности, активы, а также печать ООО «У...».

Помимо указанных документов, представитель П. представил суду доказательства того, что несмотря на то, что гражданин П. перестал состоять с ООО «У...» в трудовых отношениях с 20.07.2016 года, а обязанность по передаче конкурсному управляющем документации должника возникла только 08.09.2017 года, то есть спустя более года с указанной даты, после получения от управляющегося копии заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, П. передал конкурсному управляющемуся все имеющиеся у него копии документов, имеющих отношение к деятельности ООО «У...» и оставшихся у П. после увольнения.

Приняв во внимание изложенные представителем гражданина П. доводы и изучив представленные документальные доказательства суд отклонил доводы конкурсного управляющего и оставил без удовлетворения заявленное требование о привлечении П. к субсидиарной ответственности за не передачу управляющему документов должника.

Кроме того, конкурсный управляющий пытался привлечь гражданина П к субсидиарной ответственности солидарно с гражданкой Т. за неисполнение П. обязанности по подаче в суд заявления о признании должника банкротом, а также ссылаясь на пункт 1 части 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве и утверждая, что П. в период работы на посту генерального директора должника с 2013 года по 2015 год, совершил следующие действий, последствиями которых по мнению управляющего стало существенное ухудшение имущественного положения должника и причинение существенного вреда кредиторам:

- заключение в 2013 году от имени ООО «У...» (генеральный подрядчик) заранее обреченного на неисполнение договора генерального подряда с ОАО «Е...» (заказчик);

- неразумные действия руководителя должника по заключение указанного договора при отсутствии в штате работников, имеющих необходимую квалификацию, а также при отсутствии у организации необходимых для выполнения по договору работ орудий производства;

- вывод денежных средств со счета должника в пользу так называемых фирм-однодневок.

Доводы конкурсного управляющего были поддержаны представителем кредитора, который пояснил суду, что, по его мнению, ответчик П. причинил вред кредиторам, так как якобы заранее понимал невозможность исполнения договора генерального подряда со стороны генерального подрядчика, в связи с чем после получения должником аванса, умышленно не возвратил его кредитору.

В ответ на аргументы конкурсного управляющего и представителя кредитора, представитель П. пояснил суду следующие обстоятельства:

1)       Указанный договор генерального подряда был расторгнут в судебном порядке (решение Арбитражного суда Московской области от 20.07.2015 года по делу № А41-40686/2015) по иску самого генерального подрядчика ввиду невозможности проведения работ по вине заказчика. В частности, судом были установлены следующие обстоятельства: неоднократная приостановка работ по причине того, что сам заказчик передал генеральному подрядчику проектную документацию, содержащую существенные ошибки, что в, свою очередь, вызвало необходимость дополнительных работ, во время производства которых истек срок действия разрешения на строительство, выданный заказчику.

2)       Заказчик пытался уже в рамках другого спора убедить суд в том, что имела место вина генерального подрядчика при неисполнении им обязательств по указанному договору генерального подряда (что согласно договору являлось условием для взыскания неустойки за просрочку выполнения работ, а также, необходимым по закону условием для возмещения убытков). Однако суд отказал в заявленных требованиях и о взыскании неустойки и о взыскании убытков с ООО «Е..» отметив при этом уже в качестве преюдициального факта, на причиной приостановки работ была исключительно вина заказчика (решение Арбитражного суда Московской области от 04.08.2016 года по делу № А41-14043/16).

3)       Заявление конкурсного управляющего о финансовых связях ООО «У…» с рядом юридических лиц с сомнительной репутацией (так называемых фирм-однодневок) бездоказательно, так как было сделано исключительно на основании выписки по расчетному счету ООО «У…» и данных, полученных с использованием электронного сервиса «За честный бизнес», владельцы которого не несут никакой ответственности за достоверность информации, распространяемой ими широкому кругу лиц на платной основе.

4)       Установленная законом обязанность руководителя должника по подаче в суд заявления о признании ООО «У…» несостоятельным (банкротом) возникла лишь 01.12.2016 года, то есть после вступления в законную силу решения по делу № А41-14043/16, когда гражданин П. уже не состоял с должником в трудовых отношениях.  Само же по себе наличие кредиторской задолженности факт неплатежеспособности должника по смыслу статьи 2 Закона о банкротстве не доказывает, равно как и факт наличия обязанности руководителя должника обратиться в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом). Также ухудшение финансового состояния юридического лица не отнесено статьей 9 Закона о банкротстве к обязательствам, обязывающим руководителя обратиться в суд с заявлением о признании юридического лица банкротом.

Изучив аргументы сторон суд признал обоснованность позиции гражданина П. и отклонил поддержанные кредитором требования конкурсного управляющего в отношении данного лица.

Подводя итого всему изложенному в настоящей статье, отметим, что благодаря грамотно выстроенной партнером Фирмы «Лига Прав» судебной защитe интересов гражданина П., а также, безусловно, благодаря тому обстоятельству, что сам указанный гражданин своевременно собрал, обеспечил хранение и в нужный момент смог представить суду все необходимые документы, подтверждающие прекращение его трудовых отношений с должником и передачу имущества организации вновь избранному руководителю, все три инстанции арбитражного суда отказали в требованиях конкурсного управляющего в части привлечения гражданина П. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.


Как мы работаем
Вы оставляете заявку по телефону, e-mail или на сайте
Мы проводим для Вас первичную консультацию по телефону или в офисе
Мы с Вами заключаем договор на оказание юридических услуг
Мы представляем Ваши интересы при разрешении споров и в суде
Вы получаете положительный результат